Привлечение по ч.4 ст.228.1 УК РФ правда или ложь (фальсификация доказательств)

Наверняка многие, кто защищал клиента в сфере незаконного оборота наркотиков, сталкивался с похожими ситуациями.
Итак, местом где разворачиваются и разворачивались события является город Армавир, Краснодарского края. В дело я вступил в конце августа 2021 г., после обращения матери подзащитного, о том, что ее сына уже арестовали за совершение преступления предусмотренного ч.3 ст.30, п.г, ч.4 ст.228.1 УК РФ. Я встретился с ней. Она мне рассказала, что ее сын ранее был судим за драку и за кражу, освободился в конце июня 2021 г., а в начале августа 2021 г. его задержали за покушение на сбыт наркотиков. Якобы у оперативных сотрудников есть видеозапись о том, что ее сын идет по улице и ищет места для закладок, а затем его задержали с полимерными свертками с НС. Регистрации по месту жительства у сына нет, официально работы нет. При этом он, уже в присутствии защитника по назначению, ему отдельная «благодарность», был допрошен в качестве подозреваемого и обвиняемого. Вину признавал в полном объеме и все рассказал как на духу. После чего был арестован. Но затем, мать связалась с ним, и он сказал, что оговорил себя. Мать, тоже меня убеждала, что ее сын к наркотикам относится крайне негативно, и никогда бы с ними не связался. Я решил рискнуть и мы подписали соглашение. В этот же день, я ознакомился у следователя с материалами уголовного дела о покушении на сбыт наркотиков – производное N-метилэфедрона. Также следователь, мне сказала, что возбуждено еще 9 дел по 9 эпизодам (8 эпизодов – изъятие закладок, 1 эпизод – хранение дома свертков, но с мефедроном). Все дела соединены в одно производство.
После этого, в СИЗО я встретился с клиентом. Он мне рассказал совершенно другую историю отличную от той, которая отражена в материалах уголовного дела. Так, он пояснил, что он пришел покупать автомобиль, который стоял около дома где его задержали, а не шел делать “закладки”. В момент задержания он разговаривал с собственником автомобиля. При задержании у него сорвали нагрудную сумку и отобрали мобильный телефон. Оперативный сотрудник, который все это сделал, исчез из его поля зрения. После задержания его в наручниках посадили в автомобиль, и там уже в автомобиле показали ему его нагрудную сумку, в которой было 5 полимерных свертков. Как они там оказались он не знает. Ему сказали, что он подозревается в сбыте НС и отвезли в ОП. Там уже предложили вариант – или он берет на себя крупный размер, или если будет отрицать сделают особо крупный размер. Он согласился на первый вариант, после чего стал все делать так как ему указывали. Дальше был личный досмотр, участие в мероприятиях по изъятию «закладок», а также других свертков у него в квартире. Также клиент пояснил, что сотрудники полиции при задержании забрали у него черную сумку с двумя комплектами ключей от его квартиры. После чего с указанной сумкой и ключами один из них уехал в неизвестном направлении. При этом, в числе изъятых при личном досмотре вещей, ключи от квартиры не указаны. Кроме того, клиент пояснил, что он сам сказал оперативникам пароль от своего телефона, после чего они вставили туда свою карту памяти и сим карту и проводили какие-то манипуляции с ним. Затем его повезли фиксировать с его участием изъятие НС из закладок. О местах закладок он ничего не говорил, оперативник сами указывали их расположение используя записи на бумажном листке. На изъятие по 1 свертку из 7 закладок было затрачено не более 1 часа. Затем с его участием был произведен осмотр квартиры, где он проживал. При этом осматривался только балкон, другие комнаты не осматривались. На балконе была изъята еще одна сумка с 21 полимерным свертком, но уже с мефедроном. Это все вкратце.
О том, что клиент, ходил покупать автомобиль и переписывался с продавцом, знал еще один человек. В соответствии с законом “Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ” я опросил его, онс рассказал, что за 10-15 минут до задержания, клиент был у него на работе, в 2-х кварталах от места задержания.
Затем после ходатайства следователю мы дополнительно допросились в качестве обвиняемого, где подробно изложили все обстоятельства произошедшего, и заявили ходатайство о выделении материалов уголовного дела в отношении сотрудников полиции, так как в их действиях усматриваются признаки ст.286, 299, 303 УК РФ. Также были заявлены ходатайства:
-об установлении и допросе продавца автомобиля, с указанием в ходатайстве его предположительного места жительства, данных из соцсетей и мобильного телефона;
-повторное ходатайство (так как на первое был отказ) о детализации входящих и исходящих вызовов номеров используемых в мобильном телефоне клиента, с привязкой к базовым станциям за день и в день задержания, с целью проверки информации изложенной в первоначальных допросах клиента, где он якобы указывал место приобретения им наркотического средства, и места «закладок;
-о проведении очных ставок с оперативными сотрудниками.
А теперь то, что осталось за кадром, вернее за событиями отраженными в материалах проверки послуживших основаниями для возбуждения уголовного дела моего клиента.
Мною установлен и опрошен с его согласия с использованием диктофона продавец автомобиля, к которому приходил моей клиент. Он пояснил, что он проживает в г.Армавире, в доме рядом с которым было задержание. В тот день к нему действительно приходил мой клиент с целью осмотра автомобиля ВАЗ 2107, белого цвета. О чем свидетельствует переписка в приложении «В Контакте». Они стояли разговаривали о машине. Затем подъехал а/м ВАЗ 2107 из него вышли сотрудники полиции и моего клиента в присутствии продавца задержали. ДАЛЕЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ! – Через несколько минут подъехал еще один сотрудник полиции, который привез с собой черную сумку с полимерными свертками, не менее 10 штук, и показав продавцу а/м пояснил, что моего клиента задерживают за сбыт наркотиков. При этом, продавец автомобиля акцентировал внимание на то, сумок было две. Одна при моем клиенте, а вторую привез оперативный сотрудник. Обе сумки черные, нагрудные. Сумку черного цвета с полимерными свертками внутри привез именно оперативный сотрудник, она не изымалась у моего клиента. Фактическое задержание с применением спецсредств – наручников было совершено около его дома, после чего моего клиента с одетыми на обе руки наручниками увезли в неизвестном направлении.
Ни в одном из документов сотрудников полиции, составленных при документировании причастности клиента к НОН, не упоминается о свидетеле его задержания – продавце автомобиля. При этом сам продавец поясняет, что к нему лично подходил один из сотрудников полиции, и показывал сумку с полимерными свертками НЕ МЕНЕЕ 10 штук (изъято согласно документов 5 штук), сумку он привез с собой.
Затем в результате проведенных очных ставок между моим клиентом и тремя оперативными сотрудниками, а также дополнительного допроса в качестве обвиняемого получены факты подтверждающие фальсификацию материалов послуживших основанием для возбуждения уголовного дела. По окончании дополнительного допроса клиента мной заявлено очередное ходатайство о выделении материалов очных ставок и доп. допроса в отношении сотрудников полиции и направлении их в прокуратуру.
По результатом очных ставок сделан анализ, который также направлен следователю СК который рассматривает материалы в отношении сотрудников ОП.
Согласно анализа результата очных ставок установлено:
-в задержании моего клиента из всех допрошенных участвовал только один оперативный сотрудник (несмотря на то, что еще один утверждает, что он был тоже);
-скрывается информация о 2 сотрудниках полиции, которые участвовали в задерживали моего клиента и фальсификации доказательств (один из них привез сумку с полимерными свертками не менее 10 штук);
-установлен факт умышленного не внесения в протокол личного досмотра ключей от квартиры моего клиента с целью их бесконтрольного использования;
-допрос свидетеля-продавца автомобиля будет основным доказательством, подтверждающим слова моего клиента об обстоятельствах задержания и фальсификации доказательств;
-опознание продавцом сотрудников полиции участвовавших в задержании клиента, также будет иметь ключевую роль в установлении лиц причастных к его задержанию и фальсификации доказательств;
-осмотр личной страницы продавца автомобиля в приложении «В Контакте» также подтвердит показания клиента и продавца автомобиля (скриншот страницы у меня и продавца сохранен);
-необходимо истребовать детализацию входящих и исходящих вызовов номеров используемых в мобильных телефонах оперативных сотрудников (в том числе еще 2-х участие которых скрывается) участвовавших в задержании и документировании результатов причастности клиента к незаконному обороту наркотиков, с привязкой к базовым станциям за день и в день его задержания.
Кроме того, по результатам очных ставок выявлены противоречия между показаниями самих оперативных сотрудников. Что свидетельствует об их ложных показаниях.
Учитывая, указанные выше события, а также бездействия следователей ОМВД и СК по установлению и допросу продавца автомобиля, не заинтересованности в объективной проверке информации отраженной в протоколах дополнительного допроса обвиняемого клиента, очных ставках, отказе в ходатайстве о детализации телефонных переговоров клиента и оперативных сотрудников я предпринял радикальные меры. Мной были направлены сообщения о незаконных действиях сотрудников ОМВД в УМВД России по Краснодарскому краю (для ОРЧ (СБ), УФСБ России по Краснодарскому краю и в УСК по Краснодарскому краю с подробным изложением всех обстоятельств и лиц причастных к ним. Также еще ранее в порядке ст.124 УПК в прокуратуру Армавира была направлена жалоба о бездействии следователя ОМВД и постановке дела на контроль в прокуратуре.
В настоящий момент ждем результаты компьютерно-технической экспертизы, детализации телефонных переговоров клиента, сотрудников полиции, допроса продавца автомобиля и последующие за ним следственные действия, решения в отношении сотрудников полиции.
Продолжение следует.

Автор публикации:

Вы юрист?
Зарегистрируйтесь на harant.ru и клиенты найдут Вас

При входе вы принимаете Положение и Согласие на обработку персональных данных.